Фраза мосты повисли над водами знакома с детства а к какому

Глава 4 - Принц Хаоса

Через речку перекинут старый каменный мост, крепкий, но совсем невысокий, и в половодье вышедшая из берегов река бурлит помутневшими водами, норовя А потом, не обращая внимания на табличку с грозной надписью: но пения стоически не прервал, и на фразе: «Слышите громовые раскаты?. В Троегорском до ночи, А в Михайловском до света; Дни любви . Не я ль в день жажды напоил Тебя пустынными водами? Не я ль язык твой одарил Могучей властью над умами? мы брани дальный звук, И, негодуя, мы и детство проклинали, И узы строгие наук. Где же мост?-. года и до своей смерти работает над «Цитаделью». Вот и все. Но этого оказалось же его созданиях остается один герой — он с а м, — и к этой.

Не инквизиторы в Москве! Какую Правду с ног-то взять? Под ногти гвозди загонял — о подноготной Правде миг! А голого когда пытал, то голой Правды слушал крик От одного — а столько Правд! Заснёшь от скуки на суде! И не поймёшь, он прав?

А Лжи ведь - не было нигде! Ложь, нас с тропинки — не собьёшь! Что он сказал, мог и не знать! Так лжёт он нам или не лжёт?! Возможно, человек не лжёт, хоть и неправильно сказал, Считать не следует, что врёт, когда он этого - не знал! Представьте в Древнем Мире все: Правитель, Суд, учёных тьма — Все знали Землю на Ките и то, что плоская она! И Ложь ручьём тогда текла?. А сами жили бы в те дни? А вот когда б Вы знали суть и исказили бы её, То встали бы на лживый путь!

Но все то, что ты предпримешь в пользу Логруса, неизбежно ослабит Лабиринт и вызовет недовольство в Амбере. До войны, само собой, дело не дойдет, но могут возникнуть некоторые осложнения. Когда ты займешь трон, ты будешь стремиться к тому же, что и. Но это ни в коем случае не означает, что мы будем навязывать тебе свои способы решения проблем.

Я не так сильно желаю трона, чтобы добиваться его таким образом. Раз уж на то пошло, я никогда не говорил, что хочу стать монархом. Если честно, мне кажется, что Тмер или Таббл справятся с этим делом лучше. У тебя есть обязательства, в такой же степени перед семьей, как и перед Хаосом и Логрусом.

Что у тебя на уме? У меня ее достаточно. Что ты можешь мне сказать о родственниках моей матери с материнской стороны, о доме Хендрейк? Ты знаешь, что они всегда принимают участие во всех войнах, происходящих на Отражениях. Белисса Миноби является главой семьи после смерти герцога Ларсаса, ее мужа. Хм… — он помедлил. В одной из стен была ниша, где висел портрет генерала Бенедикта, при всех его военных регалиях.

Под ним находилось какое-то подобие алтаря, украшенного различными видами оружия, на котором горели свечи. Кстати, так же был и портрет твоей матери.

Дара однажды говорила моему отцу о своем происхождении от Бенедикта, хотя сам он отвергал это как совершенную ложь… Но я спрашивал тебя о семье Хендрейк из-за того, что хотел узнать, не собирались ли они отомстить моему отцу?

Нет необходимости ворошить прошлое. Но вдруг они каким-то образом узнали о деталях поединка и решили заплатить долг чести. Как ты думаешь, не могут ли они стоять за его исчезновением? То есть, кажется, однажды встречал одну из кузин на каком-то приеме, и пару раз видел Ларсаса и его жену, да и то на расстоянии, — вот и. Так и сделай, ладно?

Вслед за этим он одним жестом очистил поверхность стола и тут же другим жестом заполнил. На этот раз перед нами появились всевозможные сорта бутербродов на тонких, хрустящих ломтиках хлеба, и блюдо пирожков с различной начинкой.

Некоторое время мы ели в молчании, слушая голоса птиц и ощущая легкое дуновение ветерка. Кстати, я знаю один неплохой ресторанчик в Тупике Смерти. Он хлопнул в ладоши, и на столе появились вазы с фруктами.

Я подлил себе еще кофе и окунул винную ягоду в вазу со взбитым кремом. Что у нее нового? В этом твое преимущество. Кстати, я слышал, как он говорил о тебе то же. Если это и впрямь случится, то не иначе как с ведома Дары. Он держит в тайне свои приходы и уходы — и местопребывание. У Савалла имелось что-то около восьми резиденций, о которых я знал, и разыскивать Юрта среди них будет нелегким делом: Впрочем, в данный момент я и не собирался этим заниматься. Ну конечно, и все что с ними связано.

Если действительно существовал какой-то заговор с целью возвести меня на трон, то мне не следовало забывать, что Юрт, — действуя вольно или невольно, успешно или безуспешно, — всегда будет находиться всего на шаг позади. К сожалению, он, кажется, не оставляет мне другого выбора. Рано или поздно нам предстоит столкнуться с ним в такой ситуации, что в живых должен будет остаться только один из. Она все равно не поймет. Тем временем я постараюсь сделать так, чтобы вы не остались с Юртом наедине, на тот случай, если ваши пути пересекутся.

Всегда лучше иметь свидетелей, которые покажут, что первый удар нанес не. Некоторое время мы сидели молча. Мы встали из-за стола. Мондор сделал знак рукой, и стол вновь опустел. Затем мы спустились с возвышения и прошли через двор к тропинке. Совершив небольшую обратную прогулку, мы вновь оказались в гостиной. Мондор проводил меня к выходу, и, прощаясь, сжал мое плечо. Как она тебе нравится? А почему ты спрашиваешь? Мы с ней оказались, в некотором роде, товарищами по несчастью, и я хотел бы узнать, много ли она значит для тебя?

Ну что ж, когда повстречаешься с ней снова, передай ей мои наилучшие пожелания. Мне хотелось поразмыслить еще некоторое время, прежде чем отправляться во дворец Савалла. Проходя мимо дерева, смахивающего очертаниями на виселицу, я приостановился. Повинуясь какому-то мгновенному импульсу, я свернул налево и вышел на тропинку, уходящую вверх вдоль темной скалы. Поднявшись почти к самой вершине, я увидел большой, поросший мхом камень, стоящий у песчаной косы, на которую падали светящиеся дождевые капли.

Я шел по ней до тех пор, пока не достиг огненного круга у подножия старого дерева. Шагнув в центр круга, я произнес магическое двустишие, в котором мое имя рифмовалось со словами заклинания, и начал опускаться под землю. Когда я остановился, и тьма, на мгновение окружившая меня, рассеялась, я увидел, что стою возле сырой каменной стены на вершине холма, а внизу протянулась вереница надгробий и памятников.

Небо было полностью затянуто облаками, дул прохладный ветерок. Под прилавок, где топталась продавщица и скрывала дефицит, заглянуть не было никакой возможности. Вылазить из укрытия не хотелось. Никак не могла она прийти домой без крышек - ну, никак! Она решила пойти прямо к заведующей и честно рассказать ей про свою беду. Авось, заведующая, которую Маринка никогда не видела, разжалобившись, разрешит Маринкину проблему?

Она толкнула дверь, на которой ниже таблички "Служебное помещение" угрожающе висела другая: И все они были без табличек, и все - абсолютно все - были заперты.

Маринка прошла по коридору, толкнув каждую дверь, и повернув направо, с бьющимся сердцем стала спускаться по широким ступеням. Была ещё одна широкая дверь, показавшаяся Маринке огромной, как ворота. Судя по всему, она уже вела во двор. Со стороны двора Маринка не раз её видела.

Иногда она была открыта, таинственно маня к себе распахнутыми створками, куда подъехавший грузовик почти упирался фургоном и куда грузчики в синих халатах таскали какие-то ящики. Во двор Маринке сейчас всё равно было нельзя выйти, двери-ворота наглухо заперты.

Пришлось спускаться вниз, в подвал, где, наверное, магазин Грызмаг и хранил все свои тайные и явные сокровища Как ни странно, в подвале было светло. Где-то за углом бубнили голоса. Маринка постояла немного, раздумывая, не умнее ли будет вернуться назад, но потом упрямо мотнула головой и пошла вперёд.

К её удивлению, за углом никого не. Голоса не перестали бубнить и даже громче слышались, но понять, откуда они доносятся, было трудно. Маринку окружали крепкие деревянные стеллажи, заставленные коробками или просто пустые и пыльные. Немного походило на лабиринт, в глубине которого, возможно, прятался злой Минотавр. Во всяком случае, сейчас в это верилось. Вполне возможно это он и бубнит. Минотавр и Минотавриха беседуют. Доедая холодец из ног Здраво рассудив, что лучше держаться ближе к каменной стене, чтобы не заплутать, Маринка прошла не так уж и далеко, как наткнулась на открытую дверь.

Оказывается, в стене тоже были двери. Вторая виднелась неподалёку и, похоже, голоса доносились из-за неё. Ближняя, открытая дверь была более солидной, тяжёлой и толстой.

Обходя её, Маринка подумала, что за дверью должна открыться комната, в которой, наверное, и сидит заведующая, охраняя народное добро, ждущее своего часа в подвале, однако увидела несколько ступенек, ведущих в комнату, в которой стояли более изящные металлические стеллажи.

Коробки на полках здесь были другими, какими-то более красивыми, что. У противоположной стены из-за последнего виднелся краешек стола, заваленного папками.

Под потолком темнело маленькое зарешечённое окошко, закрытое вместо стекла - вот глупость-то! Ну, точно, здесь и сидит тётенька заведующая, охраняя Самые Главные Сокровища. Наверное, деньги, которые со всей округи стекаются в Грызмаг. Маринка спустилась вниз и прошагала мимо стеллажей к столу. Рядом с ним возвышался большой коричневый шкаф.

Судя по потертым углам, шкаф был сделан из железа - вот интересно как! Маринка, не удержавшись, тихонько постучала по закрытой дверце и та откликнулась сдержанным металлическим гулом. У стола приткнулись два стула. Один, новенький, явно принадлежал хозяину или хозяйке стола. Второй, потёртый, притулился сбоку, спинкой к шкафу. Маринка чинно уселась на него, решив дождаться своей судьбы.

Быть того не может, чтобы, претерпев столько лишений и тревог, бесстрашно проделав путь, сражаясь с проклятым Минотавром и его рогатой женой, Маринка не вернулась домой с победой!

Посидев немного, она стала оглядываться. То, что она увидела прямо за своей спиной, было, как удар под дых. На полке дальнего стеллажа лежали с десяток "колбасок" проклятых крышек, приткнувшихся к коробке, на боку которой было написано: Если Грызмаговские подданные припрятали для себя эти крышки, то пусть им будет хуже. Видела, сколько сейчас людей толкались и ругались в зале? На всех на них, наверное, и не хватило бы, но тебе - повезло".

Голос был противненький, но вполне возможно, говорил правду. Маринка не собиралась воровать эти крышки, нет! Она просто принесёт их домой, честно заплатив. И забудет это ужасное утро. Мама на работе, папа в командировке, королевишна болеет. Теперь Маринка за старшую в доме и крышки она принесёт домой во что бы то ни стало!

Маринка ухватила маслянистую "колбаску", подошла к столу, вытащила из гранёного стакана, где торчали карандаши и стержни для шариковых ручек, толстую четырёхцветную ручку и растерянно оглядела стол.

Какие-то толстые большие тетради в коричневых картонных обложках, папки для бумаг с белыми тесёмками, завязанными бантиками, непонятная железная штуковина с наклонным рычагом-рукояткой, на которую, судя по пружинкам под ней, нужно было давить Ну, и скучный перекидной календарь без картинок. Стояла ещё пыльная фарфоровая штуковина, которая называется ста-ту-эт-ка - красивая румяная девушка надевает коньки-фигурки. На чём же теперь записку писать?

Вырывать странички из тетрадок или листок из календаря нельзя - ругаться. У одной и коробок в углу расслоилась и надорвалась стенка. Можно оторвать кусочек и на нём написать! Она радостно подбежала к коробке, ухватилась за краешек надорванной коробки и с треском оторвала разлохмаченный кусок. Пристроившись на краю стола, она старательно вывела красным стержнем: Придавив картонку девушкой-конькобежкой, Маринка достала все свои капиталы и принялась пересчитывать, а то вдруг опять какая-нибудь монетка потерялась?

Нехорошо, всё должно быть по-честному, как в Стране Пушистиков и как в хороших книжках про детей-пионеров. Считая монетки, Маринка представляла себя героической разведчицей, обнаружившей Тайный План и теперь намеревающейся передать эти бесценные сведения красным.

Ну, прямо, как в кино "Армия Трясогузки"! Поэтому, когда у двери раздались голоса, она оставила монеты и две бумажных денежки на столе, тихо сползла со стула и отступила назад, прячась за стеллажом. Разведчицы должны быть очень осторожны! Они делают свои героические поступки, оставаясь невидимыми для. Заведующая посмотрит на деньги и на записку и страшно-страшно удивится, а может и завопит, как белогвардейский офицер в кино!

Вот бы ещё приписать внизу "Армия Трясогузки снова в бою! В глубине души Маринка понимала, несмотря на то, что она и оставила деньги, всё равно поступок её выглядит крайне подозрительно и даже некрасиво.

Однако сдаваться храбрая красная разведчица не собиралась. Жаль, нельзя было ползти по-пластунски по пыльному бетонному полу, как настоящие герои - всё-таки на Маринке надеты красивые шорты и синяя рубашка с нагрудными карманами, у которых есть клапаны на пуговичках, как у пионеров.

И в одном кармане - платок, как и полагается взрослой школьнице. В щёлочку между коробками Маринка увидела только руку, щёлкнувшую выключателем-рубильником у входа. Затем противно проскрипела дверь Всё произошло так быстро, что только тогда настала тишина, до Маринки окончательно дошло - она осталась внутри этой комнаты в темноте.

Во-вторых, ужасно стыдно, ведь, если разобраться, выйти из этой таинственной комнаты придётся уже в присутствии взрослых. Выскользнуть незамеченной нашей бесстрашной разведчице не удалось.

Явка провалена, смелая девушка арестована и осталось только гордо молчать и дожидаться расстрела, чтобы спеть в лицо смерти смелую песню. Что за дурацкие мысли! Много ума, чтобы додуматься до того, что это за барышни такие, не требовалось, потому что после "барышень" следовала фраза: Впрочем, вечером их обеих приходилось чуть ли не силой загонять обратно - играть во дворе не менее интересно, чем дома.

Там тоже было много странствий и приключений, загадок и открытий, опасностей и путешествий - надо только места знать и уметь тайные двери открывать. Глаза уже привыкли, - теперь хотя бы видно было, куда идти, не натыкаясь на стеллажи. За ухо", - уныло подумала Маринка.

Верна ли фраза Мысль изречённая есть ложь?

Вполне могли отобрать крышки, всучить обратно деньги, вызвать милицию и наябедничать в школу. Марина чувствовала, что краснеет в темноте. Вот вляпалась, так вляпалась - говорили девчонки в классе.

Ещё и родителям сообщат Но деваться было некуда. Маринка достала из кармана тонкую нейлоновую сетку-авоську, запихала туда "колбаску" злополучных крышек и направилась к двери, заранее состроив скорбное лицо. Да только, вот беда, шагала Маринка шагала Маринка потрогала стеллаж свободной левой рукой, обернулась назад и увидела только смутно белеющие коробки, уходящие во тьму.

Фу, быть не может такого!. Вот оно, гляди и дрожи. Назад идти смысла не было, - что ей там, сидеть за столом и трястись от страха? Уж лучше двигать вперёд и вперёд. Куда могла убежать эта проклятая дверь? Просто с перепугу так кажется, вот оно. Маринка немного постояла и снова пошла вперёд. А ведь точно, убегает от неё зловредная дверь - ещё дальше стала! Да ещё свет зелёный, едва видимый, за стеллажами засветился Маринка осторожно посмотрела в щель между коробками, но ничего не увидела.

Даже тех стеллажей, что должны были там стоять. Поддаваться панике никак нельзя - так и сгинешь в недрах огромного Грызмага. Она попыталась ускорить шаг, но ноги стали резиновыми от страха. Маринка упрямо двигалась вперёд и неуклюже ковыляла, как ей показалось, целую вечность. Наконец ноги всё-таки ожили и Маринка припустила изо всех сил, тем более что постепенно справа и слева от неё свет за стеллажами стал ярче, разливая сквозь щели между коробками призрачные полотна.

На полу теперь лежали целые полосы этой болезненной зелени, заставляя Маринку перепрыгивать через. Когда она попадала в зелёный свет, собственные руки и ноги её казались ей окрашенными в цвета заплесневелого творога, а кожа на секунду казалось покрытой мириадами крошечных и омерзительно суетливых мошек.

Задохнувшись, Маринка остановилась, уперлась руками в колени и попыталась отдышаться. В боку кололо, в ушах стучало, во рту появился привкус медной монетки, если долго держать её на языке. Она подняла голову и не увидела впереди ничего, кроме уходящего в никуда бесконечного мерцающего коридора. Принцесса Ирина куталась в мантию. Маленькая корона на её голове сместилась куда-то вбок. Да и вообще, сестра выглядела несчастной и полусонной. Из мантии появилась рука со смятым кружевным платком.

Иринка высморкалась и сказала в нос. Я таблетку выпила, теперь спать хочу. Маринка смотрела на королевишну, прижав к груди руки. Ирина была сейчас такая красивая Какая она всё-таки молодец, какая замечательная! И пупсика резинового ей насовсем отдам. В зелёном болотном свете Ирину, казалось, освещал тёплый огонёк свечи. Она была какой-то очень-очень живой и яркой, - она просто светилась изнутри, как фонарик из ватмана, которые так мастерски делает король-отец.

Темнота и призрачное сияние злобно клубились вокруг неё, но не могли даже прикоснуться. В темноте приближался кто-то огромный. Кто-то, чья голова маячила над стеллажами, где, видимо, давно уже подлым колдовским образом исчез потолок.

Вишневский online - Литературная газета

Наверное, над сёстрами нависало чьё-то чужое мглистое небо, в котором не было ничего, кроме затаившейся тьмы и гнусного, слабого сияния. Корона его из железа, стальные перчатки в крови, ржавый меч по-прежнему остёр Пол под ногами сотрясся.

Левый стеллаж со скрипом стал заваливаться вбок, по счастью, не в сторону сестёр, а в другую. С правого сползли несколько коробок и тяжело грохнулись вниз с дребезжанием чего-то металлического внутри.

Огромное лицо склонилось над ними, с шумом выдохнув воздух широкими, смутно видимыми в зелёном свете ноздрями. Черты лица менялись, словно расползающиеся каменные глыбы под ножом бульдозера. Перед глазами мелькнули увядшие цветы, ржавые памятники и провалившиеся неухоженные могилы на кладбище - точно так пахло из оврага, куда сваливался кладбищенский мусор.

Того самого, заросшего кустарником оврага, где залежи бумажных и блёклых цветов догнивали вместе с перекрученными и проржавевшими прутьями. В голосе его скрипнуло железо и фарфор. И никогда не будем твоими, - в нос сказала Ирина, не открывая глаз. Голос был твёрдым, но спокойным, как в школе, когда она отвечала у доски на последнем уроке, а первоклашка Маринка в странно тихом коридоре сидела с портфелем у дверей, дожидаясь сестры, чтобы пойти вместе домой.

Она взмахнула правой рукой. Левой она прижимала к себе дрожащую Маринку. Возвращайся в темноту, откуда ты вышел! Мир мгновенно провернулся перед глазами. Смазанным пятном метнулись в сторону страшные косые глаза Грызмага, светлые искры густым облаком окутали сестёр.

С восхитительной скоростью их уносило в светлую даль в прекрасном сиянии серебряных звёзд, и в ушах у них шумел тёплый ветер. Авоська с тяжёлой "колбаской" крышек для домашнего консервирования покачивалась у её ноги. Гольфы и сандалии темнели цементной пылью, набившейся, кажется, даже в кармашки шортиков.

BLOODS

Судя по всему, таблетку она приняла вовремя. Маринка поправила шторы, чтобы солнце, как заглянет в окно их комнаты, не тревожило спящую сестру, и тихонько вышла. Надо было быстренько ополоснуться, пока мама, придя с работы, не сделала ей втык за грязные коленки и перепачканную пылью физиономию. Позже, сидя в папином кресле, она тихонько листала третий том "Детской энциклопедии" и думала о том, как страшно теперь будет ходить в магазин на улице Грызунова.

Грызмаг, который видел их, говорил с ними и теперь наверняка помнит о. А потом мама пришла с работы, совсем уже вечером приехал из командировки папа Королевишну увезли в больницу, где она пробыла до ноября.

Врач осторожно сказал маме, что, скорее всего, Ирину всю жизнь будут мучить головные боли Но всё со временем обошлось на удивление благополучно. Проклятый Грызмаг не добрался до старшей сестры, да и сама история забылась в эти страшные и напряжённые месяцы. Вот только учебный год Ирине пришлось пропустить. Зато на следующее первое сентября они учились в одном классе. О детских игрушках и взрослых заботах Наведя в квартире более-менее приличную чистоту, Марина быстренько сбегала в Грызмаг - теперь блестящий просторный супермаркет.

Прикупила минимум продуктов - курочку, хлеба, молока, сока пакетик, огурцы, картошку. У подъезда нос к носу столкнулась с соседкой: Пусть ключ у вас останется. Все новости - попозже. На кухне поставила варить бульон. Задумалась - начать ли разбирать вещи сестры сегодня, или отложить эти хлопоты на завтра. А что будет завтра?

Завтра надо звонить нотариусу, в Иркин офис Присела за кухонный стол, подперев щёку рукой. Отец часто смеялся над Маринкой: Того и гляди, спросишь, на что квартальную премию тратить будем. Не смотри на меня, а то подавлюсь!

  • Сочинения по русской литературе. Все темы 2014 г.

Пётр Данилович работал начальником главного цеха на большом оборонном заводе и приходил домой поздно, уставший. Мама проверяла тетрадки своих учеников, или тоже допоздна задерживалась в школе. Быть одновременно учителем и завучем начальной школы нелегко. Ирка возилась с уроками, которые всегда откладывала на вечер. А Марина разогревала отцу ужин, накрывала на стол и ждала, когда он появится из ванной, вытирая полотенцем лицо и большие сильные руки. В честь окончания учебного года - да-да, в тот самый год - Маринка закончила первый класс, а Иринка - второй и на одни пятёрки!

Ах, что это были за куклы! Настоящие красавицы, придворные дамы.

Вишневский online

Приехали эти куклы из дальней-дальней страны, которая назвалась таинственно - Гэ-Дэ-Эр. Взрослые, друзья отца, ездили туда в командировки и привозили много разных интересных вещей. Маме - красивые оправы для очков, папе - пластинки с поющими тётеньками и гитарами на конвертах, Марине и Ирине - нарядные гольфы, которые никогда не сползали по ногам, и тонкие пластинки жевательной резинки.

Они пахли мятой, или клубникой, или апельсинкой. Девочки жевали их по нескольку дней, аккуратно заворачивая пожёванные комочки в блестящую фольгу, - до тех пор, пока совсем не оставалось вкуса.

А мама почему-то ругалась. Она говорила, что так жевать негигиенично. Но разве можно было пожевать - и выбросить?! И этикетки такие красивые - их собирали в коробочку из-под конфет Марина рассмеялась, вспоминая, как однажды забыла "жевачку" в кармашке платья, а мама постирала и потом погладила.

Почти настоящие густые ресницы - и глаза закрывались, когда кукол укладывали на спину. Их волосы можно было расчесывать и заплетать в косы. Иркина - строгая с темными кудрями. На коробке было написано имя нерусскими буквами. Ирка так и назвала свою даму - по заграничному.

А Маринка потихоньку дразнила эту брюнетку Фифой. Её кукла конечно же была самая лучшая - Кэтти - золотистые волосы, розовые бантики и голубые.

И даже когда Марина вымыла своей Кате-Кэтти волосы, а потом решила сделать ей модную стрижку - кукла не стала хуже. Ирка смеялась над спутанным клубком обдерганных волос. А мама молча расчесала остатки золотой роскоши и закрутила на тоненькие бигудюшки. Прическа была та ещё! Иринка потом обзавидовалась, только виду не подавала. Но всё равно, старый плюшевый Мишка с потёртыми лапами, был самый любимый и добрый.

А у Ирины - Братец Кролик из серого фетра, с розовыми ушами. И ещё всякая мелочь - пластмассовые пупсики, самодельные пушистики, сшитые мамой из остатков тряпочек и искусственного меха, паровозик с двумя пузатыми вагонами, кукольная посуда и мебель, ведёрки, мячики, резиновые рыбки и уточки.

Где-то теперь все эти сокровища?. Марина, вздохнув, сняла с закипающего бульона пенку, и решила обойти квартиру - глянуть, где что лежит и составить план, с чего завтра начинать разборку вещей. Во встроенном шкафу-купе висели наряды Ирины, внизу стояли коробки с обувью. Компьютер и телевизор, конечно, забрать домой после всех формальностей.

В откидном отделении серванта Марина обнаружила кучу бумаг с печатями, счета, квитанции. Прозрачная папка с завещанием, документами на квартиру и машину - хранилась отдельно у Марины со дня похорон сестры. Она достала пакет из сумки и положила на видное место возле компьютера. На столике у окна пронзительно зазвенел телефон. Марина вздрогнула от неожиданности и схватила трубку. Вдруг показалось, что на том конце провода - Ирина, и сейчас прозвучит решительный уверенный голос старшей сестры.

Но голос в трубке был совсем другой - резкий, торопливый голос молодого мужчины, похожий на речитатив рэпера, радио-ди-джея или сетевого промоутера. Вас беспокоит старший менеджер фирмы "Омега". Мы долгое время являемся тесными партнёрами фирмы Вашей сестры. При жизни Ирины Петровны мы рассматривали вопрос слияния наших уставных капиталов и создания холдинга.

Но трагическая случайность прервала этот процесс. Вы принимаете дела Вашей сестры? Мы хотели бы продолжить с вами переговоры по поводу Я не готова сейчас разговаривать на эту тему.

Она торопливо положила трубку на аппарат, не дождавшись ответа. Ей вдруг стало страшно, что этот - из "Омеги" - затянет её своим напором в болото формальностей, из которого ей уже не выбраться. Вот ведь ещё незадача! Надо проконсультироваться у кого-нибудь. Самой Марине не справиться. Она подумала о том, что где-то у неё был записан телефон юриста Ирины. Она продолжила обход квартиры. В спальне, в старом шифоньере - полки: На перекладине на плечиках висели норковая шубка и демисезонное драповое пальто.

И ещё что-то, закрытое холщовыми чехлами. Марина приподняла чехлы - один и другой, и ахнула. Отцовский парадно-выходной костюм и нарядное мамино платье! Господи, да как же Ирина хранила их столько лет и ни разу не показала сестре?! Марина аккуратно достала зачехлённые плечики с одеждой и разложила её на широкой кровати.

Тёмно-синий костюм папы, белая рубашка в тонкую голубую полоску и галстук - с синими и вишнёвыми диагоналями. Он очень нравился маме. Может быть потому, что её чудесное платье было из элегантной благородной шерсти цвета бордо.

И нарядные родители выглядели вдвоём так торжественно и стильно. Младшая сестра ещё долго сидела на краешке кровати и вспоминала отца, маму, Ирину, детство. И не было сил встать и спрятать обратно эти реликвии, почему-то так бережно и секретно хранимые старшей сестрой.

А часом позже, заглянув в кладовку между комнатами, она увидела две огромные картонные коробки с аккуратной надписью маминым почерком! Ходики с котом-звездочётом тихо подтвердили это: Теперь-то они уже не будут вечерами ходить к соседям по коммуналке, чтобы посмотреть забавные фильмы, вроде "Медвежьего цирка Валентина Филатова".

А кот-звездочёт поддакивал им, блестя ещё совсем новенькими эмалированными глазами, ходившими туда-сюда, туда сюда, тик-так, тик-так! И над всем эти маленьким семейством широко раскидывало свои руки-крылья большое и тёплое счастье Ирка у меня - шило!